Закон зависимого происхождения 1 страница

(в его нынешнем аспекте)

Могок-саядо дал истолкование закона зависимого происхождения, предназначенное в особенности для блага новых йогинов. Это толкование можно назвать упрощённым подходом к работе йогина по созерцанию или медитации, потому что оно учит нынешнему аспекту действия доктрины. Иными словами, оно открывает перед йогином возможность понять агрегаты, их начало, их причины и их растворение, происходящее в каждое мгновенье.

Возьмём для начала глаз и видимые объекты. Когда имеет место соприкосновение обоих факторов, возникает сознание глаза. Следует отметить, что происходит только возникновение сознания глаза. Ни в глазу, ни в видимом объекте нет того, кто видит, нет «я», нет «его» или «её»; нет их и в сознании глаза. Сознание глаза – это только сознание глаза, не более и не менее; и это сознание глаза не следует смешивать с «личностью», не следует его персонифицировать.

Сочетание глаза, видимого объекта и сознания глаза – вот условия, при которых возникает соприкосновение; в зависимости от этого соприкосновения затем возникает чувство. В чувствах также нельзя найти ни «меня», ни «его», ни «её», ни «личности». Процесс зависимого происхождения продолжается. Вследствие чувств возникает страсть, а вследствие страсти возникает привязанность; на основе этой привязанности возникает физическое действие, словесное действие и мысль, т. е. психическое действие. Эти действия создают карму, а кармическая энергия является условием возникновения нового повторного рождения.

Вслед за повторным рождением неизбежно возникнут старость, разрушение, печаль, грусть, боль, горе и отчаянье, т. е. возникнет целая масса страдания.

Как можно видеть из описания функций глаза, объекта зрения и сознания глаза, подобным же образом нам следует понимать аналогичные процессы, связанные со внешними чувствами уха, носа, языка, тела и ума и с соответствующими им видами сознания; так мы можем понять движения цикла зависимого происхождения.

В целях ясности и удобопонятности будет лучше, если мы объясним этот процесс в общепринятых выражениях.

Когда какой-то человек видит прекрасный объект, он испытывает желание обладать им, привязывается к нему, совершает усилия, чтобы приобрести этот предмет. Это страсть. Он оказывается как бы подавлен желанием обладать объектом – и тогда совершает всевозможные усилия – душевные, словесные и физические, основанные на этом стремлении, на привязанности. Это и приводит его к повторному рождению, потому что к нему нас толкает даже самая тонкая привязанность. Повторное рождение неизбежно заключает в себе старость, смерть, печаль, боль, грусть, горе, отчаянье. Таким образом, развёртывается вся последовательность зависимого происхождения. Это можно ясно увидеть при рассмотрении возникновения и исчезновения пяти агрегатов, нашего собственного процесса тела и ума. Когда мы приобретаем более ясное виденье этого процесса, мы в конечном счёте понимаем, что вся природа этих агрегатов и кругов повторного рождения тела и ума есть не что иное, как само страдание.

Вдумчивому читателю будет очевидно, что мы в течение дня много раз продолжаем этот бесконечный процесс – возникновение страсти и устремления, результатом чего оказываются действия или мысли. Мы видим, мы желаем, мы захвачены страстью и привязанностью. Для удовлетворения желания мы совершаем всевозможные действия – словесные, физические, мысленные. Точно таким же образом, если нам нравится нечто, если мы чем-то наслаждаемся при слушанье, возникает страсть; когда мы захвачены страстью, она порождает влечение, и для его удовлетворения мы оказываемся вовлечены в разнообразную деятельность, благодаря которой надеемся продлить своё удовольствие. Та же аналогия применима к запаху, вкусу, прикосновению и мышлению. Сознательно или бессознательно мы всё время захвачены этими процессами.

Читателю следует обратить внимание на тот факт, что зависимое происхождение есть не что иное, как линия его собственных действий. Он может сосредоточить внимание на агрегатах, на теле и уме, и самостоятельно убедиться в том, что его действия безусловно находятся в пределах этого закона причинности и соответствуют принципу зависимого происхождения.

Если он думает, что наступило время положить конец такой линии действий, которые движутся в соответствии с этим циклическим процессом, для него существует путь выхода из круга повторных рождений. Если же он продолжает свою обычную жизнь, будет продолжаться и цикл; неумолимый процесс постоянно ведёт его к печали, горю и отчаянью, ко всей массе страдания.

Вот иллюстрация к сказанному. Родитель слышит голос своего маленького сына, вернувшегося из школы. Как только он его услышал, он чувствует беспокойство: ему хочется поскорее увидеть сына, обнять его, приласкать, расцеловать. Он, возможно, думает и говорит, что делает всё это потому, что здесь его сын, которого он любит; его действия не заслуживают порицания, в них нет греховности, ибо он не преступает никаких моральных законов. Верно, однако, что даже здесь – не в силу самого действия, а в силу мотивирующей его привязанности, – налицо проявление этого безжалостного процесса зависимого происхождения, продолжающего свой нескончаемый цикл.

Даже на этом примере мы можем увидеть, как закон зависимого происхождения приходит в действие и в кажущемся безобидным случае, когда отец слышит голос вернувшегося из школы маленького сына. Едва он услышал голос, возникло страстное желание увидеть его и приласкать; вследствие страсти возникает неудержимое стремление, которое и оказывается причиной ласки. Сама ласка – это действие, основанное на привязанности; его сила становится причиной дальнейшего повторного рождения. Когда возникает кармическая сила, рождение оказывается неизбежным; остановить действие кармической силы не в состоянии даже будда.

Этот процесс продолжается с рассвета до заката. Когда мы видим привлекательный объект, возникает страсть; вследствие страсти появляется влечение, а оно порождает кармическую силу; и весь цикл, как таковой, продолжает своё бесконечное вращение.

Фактически всякий раз, когда какой-то красивый видимый объект, приятный звук, запах или вкус, приятное прикосновение или приятная идея входит в соответствующую дверь чувственного ощущения, обычно возникает страсть, за ней в действие вступает целая серия других факторов. Такая серия процессов является ничем иным, как кругами страстей, которые в свою очередь дают начало кругам кармических, или преднамеренных, действий, из которых вновь проистекают круги результирующих следствий, таким образом завершающих цикл.

Весь этот процесс в целом, от соприкосновения до сознания, влечения и повторного рождения, от мгновенья к мгновенью, следует наблюдать и созерцать в качестве объекта медитации випассаны. Иначе непрестанный процесс цикла сансары будет продолжаться до бесконечности, принося вместе со своим пробуждением целую массу печали и страдания. По мере того, как мы практикуем випассану, мы можем всё более ясно видеть, как любое преднамеренное действие ведёт к сознанию повторного рождения. Затем это обстоятельство становится причиной и условием возникновения сознания, ума и тела; и мы видим, как они неизбежно приводят нас к ощущениям и соприкосновению. Соприкосновение с шестью органами ощущений, включая и ум, является условием возникновения чувства, за которым следуют страсть и влечение; такое чувство неизбежно приносит кармическое действие и повторное рождение. Зависимое происхождение – это не что иное, как непрестанный процесс наших собственных агрегатов, в котором гибнут старые агрегаты, уступая место новым. Здесь – причинный континуум возникновения и исчезновения всех физических и психических явлений.

Утверждается, что начало сансары непостижимо. Она окутана неведеньем и связана страстью; и нет начала существам, подверженным кругам перерождений от одного существования до другого. Если бы собрать в кучу все кости бесконечных существований форм какого-нибудь единственного живого организма, они достигли бы высоты великой горы Вепулла, восхождение на которую требует четырёх дней. Когда мы говорим, что сансара немыслимо долга, это равносильно утверждению, что цикл зависимого происхождения не имеет начала, что страдание точно так же продолжается бесконечно.

Говорится, что потенциал, или сила, повторного рождения (сансара) есть неведенье. Не следует ошибочно принимать его за какую-то первопричину или за высшее существо. Тогда возникает вопрос: что же такое неведенье? Это – незнание четырёх благородных истин:

1. Незнание истины о страдании,

2. Незнание истины о причине страдания.

3. Незнание истины о прекращении страдания, о нирване.

4. Незнание истины о пути, ведущем к прекращению страдания.

Поясним:

1. Отсутствие знания о том, что наши собственные агрегаты, или составные части ума и тела, в конечном счёте болезненны и неудовлетворительны, называется незнанием страдания .

2. Каждому из нас внутренне присуще стремление к обладанию как душевным счастьем, так и материальным богатством. Эта страсть является коренной причиной страдания. Отсутствие знания этого факта называется незнанием причины страдания .

3. Отсутствие знания прекращения всякого страдания, нирваны, называется незнанием конца страдания .

4. Отсутствие знания того факта, что благородный восьмеричный путь, ведущий к нирване, есть путь спасения, называется незнанием пути .

Из этого неведенья возникают все виды нашей душевной, физической и словесной деятельности. Поэтому, сказал Будда, не зная коренной причины всех печалей и страданий, мы производим или совершаем всевозможные виды деятельности ради самих себя, ради своей семьи, своей страны и т. п., применяя для этого разнообразные ухищрения и не обращая внимания на их природу, на то, какой будет эта природа – моральной или аморальной, полезной или вредной. Мы накапливаем богатства, стремимся достичь высокого положения, стараясь приобрести счастье в мире сансары.

Человек может говорить, что ведёт хорошую жизнь, если занимается, скажем, законной торговлей; но, с точки зрения закона зависимого происхождения, он все ещё не разрывает цепь повторного рождения; наоборот, он продолжает этот процесс. На вопрос: что плохого он совершил? мы отвечаем, что нельзя сказать, сделал ли он что-то плохое или нет; но он связан с циклическим порядком цепи желания и становления, продолжая процесс кармических накоплений.

При подобных обстоятельствах йогину необходимо решить, стоит ли стремиться к повторному рождению в его (или её) следующем существовании. Когда обретено повторное рождение, каковы его ограничения, какой будет конечная цена? Очевидно, что повторное рождение неизбежно сопровождается страданием, старостью, смертью. Здесь происходит вращение по замкнутому кругу зависимого происхождения, как это показано в соответствии с учением Будды.

Йогинам, намеренным вступить на путь практики випассаны, горячо рекомендуется приобрести глубокую осведомленность в фундаментальных принципах дхармы Будды. Без достаточного знания этих существенных предварительных понятий практикующие не смогут достичь прогресса в медитации випассаны. Горизонт йогина, не овладевшего этими предварительными понятиями, будет ограничен рамками эгоизма. Йогин не сможет выйти за пределы «я», не зная учения.

Необходимо здесь ещё раз повторить, что эти предварительные понятия заключают в себе знание пяти агрегатов, чувственных основ, элементов, закона зависимого происхождения и благородных истин. Не следует вступать в созерцание, не овладев знанием этих предметов, потому что созерцание должно быть направлено как раз на эти агрегаты и процессы. Йогин должен быть способен отличать конечные реальности от понятий, чтобы устранить ложное убеждение о постоянном «я», или «личности».

Те, кто проявляют интерес к этой основной дхарме и берут на себя труд по её изучению, закладывают основу надлежащей практики. Только тогда можно посоветовать им перейти к медитации випассаны.

Медитация прозрения (випассана)

Медитация прозрения означает внимательное созерцание непостоянства, страдания и отсутствия «я». Таково объяснение, данное в проповеди Будды о внимательности. Есть четыре аспекта внимательности; они подобны четырём широким дорогам, ведущим к пагоде. По любой из этих четырёх дорог можно прийти к алтарю, который и есть мудрость. Широкие дороги являют собой четыре аспекта внимательности: 1) созерцание тела; 2) созерцание ощущений или чувств; 3) созерцание ума, или сознания; 4) созерцание идей, или объектов ума. Важно отметить, что избрав один из этих аспектов в качестве предмета медитации, мы не исключаем трёх оставшихся. Один из этих аспектов может просто преобладать в осознании.

Согласно Могоку-саядо, практика медитации прозрения развивается тремя ступенями. Первая из них – это внимательность, или осознание в сосредоточенности. Вторая есть созерцание возникновения и исчезновения пяти агрегатов. Последняя представляет собой ясное знание пути, ведущего к прекращению всех форм, к прекращению возникновения и исчезновения тела и ума. По этому поводу можно дать следующие разъяснения:

1. Удерживание или сосредоточение ума на каком-нибудь данном объекте, например, на вдохе или выдохе, отметки о движении тела или ума, называется внимательностью в сосредоточении ;

2. Созерцание формы, ума, чувства или объектов ума, их возникновения и мгновенного исчезновения, называется внимательностью к процессу медитации ;

3. Знание природы всех обусловленных явлений, виденье возникновения и гибели агрегатов отталкивающими и отвратительными, называется путём, ведущим к окончанию или прекращению всякого возникновения и исчезновения .

Пока (и если) нет знания возникновения и исчезновения агрегатов, пока мы не увидели всего окружающего непостоянным, полным страдания, лишённым «я», медитация никогда не поднимется до подлинной випассаны.

Настоящая випассана начинается тогда, когда йогин способен наблюдать возникновение и исчезновение тела и ума без того, чтобы смотреть на них, как на «я», «меня» или «моё». Эта ясная внимательность, когда он не думает: «Я медитирую» или: «Мой ум сосредоточен», представляет собой подлинную медитацию. Тогда ясно видны все пять агрегатов – непостоянные, полные страдания, лишённые «я». Развитие только первой или двух перечисленных выше ступеней не приведёт к освобождению от колеса повторного рождения. Будда сказал, что нирвана не осуществляется благодаря одной лишь сосредоточенности. Только випассана может принести плод нирваны, или освобождения. Тем не менее важно помнить, какое место занимает сосредоточение в первоначальном развитии медитации.

До того, как по-настоящему развивать вторую и третью ступени медитации випассаны, от йогина требуется, чтобы он установил некоторую сосредоточенность. Лучше всего это сделать при помощи сиденья с удержанием ума на кончике ноздрей, полностью осознавая входящий или выходящий воздух. Йогин должен сесть со скрещенными ногами и выпрямленным туловищем в обстановке тишины и спокойствия. Это упражнение в сосредоточенности следует выполнять в течение, по крайней мере, двадцати или двадцати пяти минут до того, как начинать медитацию випассаны. Со спокойным и сосредоточенным умом йогин готов к развитию медитации випассаны о сознании и чувстве, как этому учит Могок-саядо.

Откуда следует её начинать? Мы начинаем с ума. Будда объяснил важность медитации об уме. Он говорил: «Я не знаю ни одной другой дхармы, столь способствующей великой пользе и благополучию, как дхарма ума, воспитанного и развитого». Можно понимать это утверждение таким образом, что оно подразумевает у невоспитанного и неразвитого ума противоположные результаты.

Ум – предшественник всех наших действий; он предваряет все явления. Без сотрудничества, без координации с умом нельзя ничего сделать ни в физической, ни в психической сфере. Когда мы совершаем хорошие или дурные поступки, ум играет в нашем поведении выдающуюся роль. Никакое действие невозможно без того, чтобы мы сначала подумали о нём; мысль происходит только в уме. Когда ум находится под контролем, остаётся под контролем и тело. Когда ум беспокоен и неконтролируем, физическое действие не знает ограничений, и наши мысли и эмоции дают полное выражение всем недостаткам. Таким образом, ум является центральным фактором, контролирующим все наши действия.

И как раз внутри ума пребывает заблуждение эгоизма, там находятся мысли о «я», о личности. Заблуждение относительно «я», или личности, является движущей силой, скрытой позади заблуждающегося ума. Важно отметить, что именно этот элемент отождествления с личностью, или эгоизм, окутывает ум. Поэтому для того, чтобы положить конец страданию, эгоизму и ложным взглядам, мы должны проникнуть в глубины ума.

Могок-саядо сформулировал очень простой метод медитации об уме, который считается наиболее подходящим для нынешних йогинов. Эта медитация есть випассана, основанная на внимательности к сознанию и внимательности к чувствам.

Хотя данным аспектам отдаётся преимущество, не оставлены без внимания также и остальные аспекты випассаны; это подобно сиропу, в котором в качестве ингредиентов содержатся свежий сок лайма, сахар, соль и вода. Когда мы осознаём какое-то из этих качеств, мы обнаруживаем, что в его отметку включено также осознание и остальных, хотя они и не имеют такого преобладания и такой подчёркнутости, как осознание первоначального объекта. Четыре основания внимательности сосуществуют, совпадают и синхронизируются в своём возникновении и исчезновении.

Почему Могок-саядо решил подчеркнуть медитацию об уме? Великий мастер Маха Шарипуттра говорил, что хотя нелегко читать в уме другого человека, узнать, что происходит в своём собственном уме совсем не трудно. Когда в вашем уме возникает страсть, вы легко можете увидеть её возникновение. Если в вашем уме возникают ненависть, заблуждение, враждебность или зависть, вы можете узнать об этом сейчас же; если они исчезают, вы немедленно узнаёте, что они исчезли.

Другая причина, по которой подчёркивается значение медитации об уме, особенно внимательность к сознанию, заключается в том, чтобы устранить преобладание глубоко укоренившегося ложного взгляда, который считает сознание постоянным элементом, «личностью» или «душой»; это ложное мнение существует даже среди многих буддистов. Почти все буддисты пребывают под влиянием неверного впечатления, будто бы душа переходит или перевоплощается из одного существования в другое. Некоторые идут ещё дальше и утверждают, что душа покидает тело во время смерти живого существа. Некоторые верят даже в то, что душа не покидает тела, если для её нового пребывания нет свободного места; а до тех пор она висит около тела, пока не появится подходящее место для нового рождения. Этот вид ложных взглядов имеет глубокие корни и передаётся из поколения в поколение. Но такие верования, как переселение души или перевоплощение из одного существования в другое, неправильны. Как было отмечено выше, подобные ложные взгляды сохраняются и поддерживаются у людей в силу убеждённости в устойчивом и постоянном характере сознания, убеждённости в том, что оно остаётся даже тогда, когда гибнет тело. Эти люди всё ещё не обладают надлежащим знанием зависимого происхождения, которое дало бы им возможность понять, что сознание тоже непостоянно и подвержено бесконечному процессу возникновения и гибели. Оно на мгновенье возникает в пространстве и времени и не может ни на дюйм отойти от того места, где возникло; не может оно остаться одним и тем же в течение двух мгновений, следующих одно за другим.

Для того, чтобы рассеять наши глубоко обусловленные ложные взгляды, чтобы помочь нам правильно понимать ум, Могок-саядо учил медитации випассаны, основанной на внимательности к сознанию и внимательности к чувствам. Оба метода являются подходящими путями практики для йогинов нашей эпохи.

Развитие медитации о сознании:

(Под «сознанием» тут подразумевается тот аспект ума, который «знает объект», т. е. являет собой «познавательную способность»).

Те, кто стремятся достичь конечного просветления, должны начать с искоренения ложного убеждения и веры в «я». Для этой цели Могок-саядо сформулировал очень простой метод созерцания сознания, легко применимый и подходящий для всех людей. Следует созерцать перечисленные ниже тринадцать видов сознания. Созерцают или наблюдают только одно сознание за раз; ибо следует помнить, что в любой данный момент может возникнуть только одно сознание. Едва лишь это сознание уходит, возникает другое.

Обычно существует убеждение, что в нашем существе имеется много видов сознания, но хотя нам может казаться, что этих видов целые тысячи, все они подпадают под классификацию только тринадцати типов. Вот они:

Сознание входящих посетителей:

1. Сознание глаза;

2. Сознание уха;

3. Сознание носа;

4. Сознание языка;

5. Сознание тела;

6. Желающее сознание;

7. Отвергающее сознание;

8. Заблуждающееся сознание;

9. Сознание, свободное от алчности;

10. Сознание, лишённое ненависти;

11. Сознание ума.

Сознание хозяина:

12. Сознание вдоха;

13. Сознание выдоха.

Можно сказать, что перечисленные выше тринадцать видов сознания представляют собой всеохватывающий перечень, который покрывает все те виды, которые принадлежат обычному человеческому сознанию. Следует отметить, что какое бы сознание ни возникло, оно является всего лишь результатом соприкосновения объекта с дверью органа чувств (зд. выражение «дверь органа чувств» относится к шести путям восприятия: это глаза, уши, нос, язык, тело и ум). Сознание способно возникнуть только при помощи шести дверей чувств; оно никогда не возникает за их пределами.

Необходимо отметить и то обстоятельство, что сознание и чувства сосуществуют, что они происходят одновременно. Также чувство и восприятие суть психические факторы, возникающие вместе с сознанием. Поскольку пять агрегатов представляют собой совместно возникающие, совместно исчезающие и сосуществующие явления, можно сказать, что созерцание одного агрегата развивает прозрение и во все остальные агрегаты. С точки зрения наших целей, поскольку эти тринадцать типов сознания являются преобладающими и наиболее выдающимися психическими элементами, они составляют фокус нашей медитации, основанной на осознании сознания.

(Хотя мы раньше описывали зависимое происхождение, как цепь, или прогрессию, следует заметить, что в каждое мгновенье составляющие эту цепь пять агрегатов возникают и исчезают одновременно).

Ссылка на перечень тринадцати видов сознания является изобретением. Желающее сознание возникает, например, при желании есть, обонять какой-то запах и т. п. Зависть и недоброжелательство классифицируются как сознание отвращения, тогда как мысль о служении или о благотворительности подходит под рубрику бескорыстного сознания.

Открывая глаза, мы видим всё перед собою в красках и формах. Это и есть возникновение сознания глаза; йогин должен понять это возникновение и узнать его, когда оно имеет место. Когда он слышит звук, возникает сознание уха, и это сознание необходимо узнать и понять. Опять-таки, если он чувствует какое-то раздражение или зуд, какое-то приятное или неприятное чувство, возникает сознание тела. Йогин должен понимать и узнавать каждое новое возникновение и исчезновение сознания – единственного в каждый данный момент.

Ежесекундно происходит множество возникновений и исчезновений ума. Когда мы ясно их наблюдаем, можно видеть, что каждое рождение ума содержит один объект, сознание или познание этого объекта, а также разнообразные психические факторы, как чувства, воля и т. п., которые предопределяют отношение сознания к объекту. Объект, сознание и психические факторы составляют другое описание возникновения и исчезновения пяти агрегатов.

В течение практики понимание, или прозрение йогина, становится более заметным, отвлечения исчезают; внимательность устремлена только на возникновение и исчезновение. Тогда осознание йогином возникновения и исчезновения сознания становится более быстрым. Обычно в этом пункте йогин, благодаря прозрению, ясно видит, что любое возникшее сознание в следующее же мгновенье приходит к концу; ему отчётливо видно, что никакое сознание не может оставаться неизменным в течение двух следующих друг за другом секунд. Протяжённость жизни сознания составляет одно мгновенье. Когда в поле нашего наблюдения окажется одно мгновенье сознания, мы обнаруживаем, что это сознание уже исчезло, поскольку длительность жизни любого агрегата составляет лишь одно мгновенье; к тому времени, когда нам удалось его заметить, оно уже ушло. Одно сознание возникает после другого, уже исчезнувшего. Поэтому во время созерцания йогин обнаруживает, что созерцаемое им сознание уже погибло; фактически в подобном случае йогин увидит, что его наблюдение – это следующее мгновенье сознания, оглянувшегося назад и увидевшего, как сознание и объект предыдущего мгновенья полностью исчезли. Таким образом, сознание исчезает немедленно после своего возникновения. Отсюда видно, что когда йогин будет медитировать или наблюдать за сознанием, он обнаружит только изменение, гибель или исчезновение каждого сознания. Если при первоначальном наблюдении йогин обнаруживает, что сознание не скрывается, не исчезает, он не может переступить через понятие постоянства. Тогда ему необходимо стремиться с большей сосредоточенностью и внимательностью воспринимать природу возникновения и гибели агрегатов.

Когда он осознаёт возникновение сознания, он лучше осознаёт и его уход. Это наблюдение и познание должно производиться без понятия о «я»; иными словами, йогин должен познать, что явление возникновения и ухода сознания представляет собой лишь сознание; вне сознания нет ничего неизменного, что можно было бы найти и персонифицировать, как «я», «меня», «моего».

Настоятельно необходимо, чтобы йогин продолжал созерцание, пока он не станет воспринимать всё меньше и меньше «я» и больше и больше сознания. С этой ступени «больше и больше сознания» ему надо идти дальше и стараться воспринимать «больше и больше возникновения и исчезновения».

Во время созерцания ему будут мешать всевозможные идеи или отвлекающие факторы; он должен созерцать также и их, воспринимая их, как «возникновение и уход», ибо на самом деле любое возникшее сознание должно прийти к концу. Поэтому йогин должен воспринять и познать тот факт, что в этом теле или в уме нет ничего неизменного, устойчивого, постоянного.

Строго говоря, невозможно постичь непостоянство при помощи одного лишь знания о наличии изменения или при помощи повторения формулы: «перемена, перемена». Для йогина важно наблюдать непостоянство и глубоко его пережить; это непостоянство агрегаты раскрывают всё время. Важно не подпасть под власть заблуждения, вызванного создаваемым им понятием об изменении, когда йогин повторяет слова «аничча», или «перемена». Состояния возникновения и растворения мгновений мысли настолько быстрее и мимолетнее переживаний, что почти не поддаются описаниям. Для йогина нет необходимости знать в точности, насколько они быстры. То, что существенно на данной ступени, – это сосредоточить переживание на возникновении и гибели агрегатов, в особенности на каждом возникающем новом сознании. Обращаясь, например, к дыханию, или сознанию хозяина, йогин должен проявлять наблюдательность и внимательность к сознанию вдоха и выдоха. Он должен также оставаться наблюдательным и внимательным к процессу возникновения и ухода этих двух типов сознания, а равным образом и ко всем другим одиннадцати видам сознания, объяснённым выше.

Можно спросить: «Когда и где следует практиковать эту медитацию о сознании? В центрах випассаны или в монастырях?» Ответ на это таков: её можно практиковать на том месте, где возникает сознание. Когда сознание возникает при ходьбе, медитация должна производиться при ходьбе. Когда сознание возникает во время еды или питья, тогда же соответственно нужно производить и медитацию. Если сознание возникает, когда вы сидите на службе, медитация должна производиться тогда и там. Йогину во время медитации нужно наблюдать за собственным сознанием, наблюдать с бдительным осознаванием и пониманием. Чем пристальнее окажется бдительность и наблюдение за возникновением и исчезновением, тем более благотворным будет оно для йогина в целях раннего осуществления прозрения. Если же в его практике возникнут отвлечения, беспокойство и путаница, элементы скверны найдут для своего пребывания удобное место и обретут новое рождение в существе практикующего. Важно, чтобы йогин предотвращал появление скверны при помощи отчётливого наблюдения за возникновением и гибелью всего, что входит в сознание.

Чтобы лучше пояснить сказанное, мы должны вновь отметить, что когда йогин наблюдает за сознанием, первое же мгновенье, которое он видит, исчезает и оказывается явно непостоянным. Немедленно за ним следует сознание, которое замечает предыдущее сознание. Это и есть випассана, или прозрение в путь сознания. Отсюда при наблюдении будет иметь место последовательный ряд событий: непостоянство – прозрение – непостоянство – прозрение и т. д.

Для практикующих йогинов важно приобрести в своей практике випассаны первоначальное прозрение в тот факт, что предшествующее непостоянство и следующее за ним прозрение продолжаются попеременно одно за другим, не давая возможности скверне вползти в промежутках между ними. Иными словами, то сознание, которое погибло и исчезло, не должно быть пропущено. Необходимо надлежащим образом отметить его, наблюдать за ним и понять, что оно уже погибло; а следующее немедленно за ним сознание называется прозрением, потому что оно воспринимает с прямым проникновением тот факт, что предшествующее сознание уже погибло и исчезло.


5714298596055450.html
5714351761976605.html
    PR.RU™